Каталог товаров и услуг
Добавьте свою организацию, товары и услуги в каталог компаний Боровичей.
Подробнее
Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

Эта невероятная история вышла уже далеко за пределы Боровичей. Даже отец-основатель российской остросюжетной журналистики Александр Невзоров помянул её в одной их своих «Невзоровских сред», тем более что боровичский кошмар произошёл примерно в то же время, что и история доцента Соколова из Петербурга, убившего и расчленившего любимую девушку.

Предыстория боровичской трагедии, конечно, никакого отношения к любви не имеет. Но к дружбе — да! К женской дружбе.

Сегодня в Боровичском районном суде состоялось первое заседание по делу Елены Григорьевой. обвиняемой ныне не только в убийстве, но и в надругательстве над телом умершей.

На заседание явились многие, кто имеет в этом деле статус свидетелей. Явилась мать погибшей женщины. Явилась дочь. Без всякого принуждения и «привода» явилась и сама Елена Григорьева, в которой было трудно признать расхристанную особу, которую засняли камеры при проверке показаний на месте преступления. Сегодня это маленькая, сухонькая, совершенно неприметная женщина со схваченными в пучок осветлёнными волосами. Из следственного изолятора — до приговора суда — её освободили в январе, и пока она обретается в том самом доме, где произошло самое страшное.

Она была предельно вежлива на входе в суд, когда миновала приставов. «Можно мне? Можно? Я Григорьева. Меня вызывали». И масочка при ней, и ничего лишнего, только аккуратная дамская сумочка в руке.

Она проходит к залу, тихонько присаживается на стульчик, ждёт. Вдруг слышится: «Не стыдно? Не стыдно? Злыдня!» Как уже можно понять, к судебному заседанию подоспели и родственники погибшей, и понять их эмоции легче легкого: вот эта — маленькая, сухонькая — совсем ещё недавно со звериной жестокостью убила для кого-то дочь, для кого-то — мать, для кого-то — просто родственницу или подругу. Непростую, но совсем не злую.

Григорьева в пререкания не пускается, отворачивается, а потом, когда приглашают, потупив глаза, проходит в зал.

После чего начинается сам судебный акт. Прокурор Евгений Степанов без всяких эмоций, сухо и буднично, зачитывает обвинительный акт: «Будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь по месту жительства, в ходе ссоры, на почве внезапно возникших неприязненных отношений, обусловленных отказом Я. дать Григорьевой денежные средства для приобретения спиртных напитков, с целью причинения смерти (…) взяла бутылку и с силой нанесла удар по голове. После чего Григорьева (…) взяла топор и его рукояткой нанесла удар по голове. (…) Причинила смерть Я. После наступления смерти Григорьева отпилила голову и шею. Тело и голову, которые впоследствии частично были съедены собаками, оставила в жилом помещении».

Сама Елена Григорьева слушает безучастно, будто бы всё это не о ней. А на вопрос судьи об отношении к обвинению отвечает, что с надругательством над телом «вообще не согласна», а с первой частью, то есть с убийством подруги, «что-то частично признаёт». Хотя, как уточнила чуть позднее адвокат Татьяна Шубина, «с предложенной квалификацией несогласна». Показания давать Григорьева, по её словам, будет, но после того как допросят всех свидетелей.

А первой суд допросил потерпевшую — мать погибшей. Она по сей день горюет, что с некоторых пор дочь стала «ходить к этой». И хотя никому та дружба не нравилась, но что тут сделаешь — человек взрослый. Пенсионер. Инвалид.

«Ты у неё всю пенсию отбирала!» - несколько раз повторила пожилая женщина.

И это очень похоже на правду. Как рассказывал в то время следователь Боровичского МСО регионального СУ СК Расул Мирзаев, установлено, что ссора началась с банальности. В тот день подруга пришла к Григорьевой с традиционной целью: выпить на двоих. Женщины выпили. Спиртное закончилось. Григорьева хотела «догнаться» и точно знала, что у подруги есть ещё 100 рублей. А та — ни в какую. Вот и перешла к решительным действиям с бутылкой и топором.

И ещё два дня она обреталась в доме, где лежало тело убитой и — отдельно — её голова. Вот что самое жуткое!

Сегодня же суд допросил и двух особых свидетелей — Любовь Васильеву и Наталью Перекопскую. Это те две женщины, к кому спустя два дня таки явилась Григорьева, чтобы сообщить, что что-то у неё дома не так.

На вопрос суда об отношении к Григорьевой свидетель Васильева честно ответила, что ныне отношение — неприязненное, хотя ещё со школы — подруги. «Почему неприязненное?» - был задан вопрос.

«После всего, что она натворила», - сказала женщина.

А потом детально воспроизвела всё, чему была свидетелем. Когда Григорьева заявилась к ним со своим, как показалось, «бредом», женщины тут же взяли такси и поехали в жутковатую хибару Григорьевой.

Любовь Васильева: Когда приехали, увидели всю эту картину. Тело находилось на кресле... Без головы. А голова лежала на кровати. Уже обглоданная собаками.

Прокурор: То есть без кожи, без мяса?

Л.В: Да. Запах стоял ужасный. В помещении находилось и семнадцать собак — живых. И ещё одна — околевшая. Мы не могли там находиться, выскочили за дверь, я стала набирать номер полиции.

Прокурор: А Григорьева где находилась?

Л.В.: Она успела убежать».

Но — недалеко. Сотрудники полиции нашли её спустя небольшой промежуток времени. На одной из боровичских улиц.

Свои показания суду дал и сосед Григорьевой по бараку Олег Киселёв. Он, разумеется, не был очевидцем преступления. Но рассказал, каково жить по-соседству с помещением, в котором обитали очень странная женщина и семнадцать её псов. Были, говорил, и откровенные конфликты. Но чуть что, и Григорьева первой жаловалась на него в полицию. Полиция приезжала, но, в первую очередь, с вопросами к нему. Уже несколько месяцев, после того как Григорьеву «выпустили» из СИЗО, он вновь видит её чуть не каждый день. И вновь, говорит, из комнаты — воняет. Мужчина очень надеется, что в скором времени это всё-таки прекратится навсегда: после приговора суда.

Многим зоозащитникам была интересна и судьба собак, после того как Григорьеву «закрыли». По словам руководителя Боровичского МСО регионального СУ СК Екатерины Караваевой, ни одна собака не умерщвлена, все переданы в питомник. И вкус человеческой крови они, наверное, уже забыли.

Но — ещё одна странность этого дела. Уже после сегодняшнего заседания суда, когда я отправился-таки к дому, где живёт Григорьева, обратил внимание на то, что из-за её окна доносится лай. А потом на подоконнике появились передние лапы и голова пса. По-видимому, и после освобождения из следственного изолятора Григорьева вновь собирает под свою крышу дворняг. Очень хочется лишь верить, что никто из людей в гости к ней больше не пойдёт — никогда.

Пока очередь допроса до самой Григорьевой ещё не дошла. Как рассказывал следователь Мирзаев, в период следствия женщина сильно путалась в показаниях, чему есть простое объяснение — выпито было много, но вспомнить, как и почему она принялась «отчленять» голову подруги она так и не смогла. Или не стала? Была проведена и психолого-психиатрическая экспертиза обвиняемой: психиатры пришли к выводу, что Григорьева отдавала отчёт всем своим поступкам — она была вменяема.

Судебное следствие продолжается...

Фото автора.

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке